Интервью с Лучо Джулиодори

Пообщавшись с доктором искусствоведения, писателем и поэтом Лучо Джулиодори, я узнала, почему он не в восторге от Дали, какое искусство можно назвать самым философским, и как обложки книг связали его жизнь с живописью.

Интервью в оригинале на английском языке можно прочитать здесь.


Екатерина:
Почему Вы выбрали для изучения именно сюрреализм?
Лучо:
Когда я писал докторскую работу по философии, я изучал русского философа Павла Флоренского. Я писал диссертацию о его метафизике и эстетике. А потом, после диссертации, учился самостоятельно, читал, и пришел к сюрреализму. Почему? Прежде всего, я тоже сюрреалист, потому что каждую ночь вижу сны! (Смеется).  А на следующий день просыпаюсь и помню, что снилось. Моя первая книга называлась «Я вижу сны, а значит, я существую» (“I dream therefore I am”), и это коллекция снов, которые я видел и записал. Скажем так: я чувствую тесную связь с миром снов, а сюрреализм — искусство, которое исследует сны. В основном все дело в этом. А еще в том, что я люблю искусство и философию. А сюрреализм, мне кажется, самый философский вид искусства. И самый глубокий.


Цитата, Лучио ДжулиодориЕкатерина:
Сейчас самый популярный сюрреалист — Дали. Но некоторые считают, что он — как «мыльный пузырь», пустой внутри, что его живопись наполнена штампами… А что Вы думаете об этом? 

Лучо: Я не очень люблю Дали, и никогда его не любил. А после того, как я прочитал одну из его книг под названием «Я наркотик» (“I’m the drug”)… После этого он мне совсем уж разонравился. Я не в восторге от него. Книга мне совершенно не понравилась.

Это странно, потому что когда я говорю, что интересуюсь сюрреализмом и так далее, люди сразу говорят: “А, значит, ты любишь Дали!” – потому что он самый известный. Нет! Потому что сюрреализм — это не только Дали! Сюрреализм не умер после него, он продолжает развиваться, и сейчас он живой. Очень много современных художников-сюрреалистов по всему миру. Все время происходит что-нибудь занимательное: много выставок, много конференций. Это классный и огромный мир! Если ты внутри этого мира, ты понимаешь, что это по-настоящему большое сообщество.

Екатерина: Ясно. А что Вам не понравилось в книге? 

Лучо: Мне она показалась очень… в первую очередь, очень простой. В ней не было ничего глубокого. Он хотел быть провокатором, но он им не был. Он хотел быть крутым, но у него это не получилось. В одном месте он утверждает, что прочитал работу Ницше за несколько дней (!) и избавился от нее. Как можно говорить такое?!

Одно дело, что он был эксцентричным внешне и в живописи — это замечательно. Но я не думаю, что эта эксцентричность хорошо ложится на литературу, по крайней мере, в этой книге, — единственной, которую я прочитал.

Екатерина: Существует мнение, что сюрреализм — не просто течение в искусстве XX века, а художественный стиль, который можно найти в работах у многих художников. Что Вы об этом думаете? Кто был первым сюрреалистом?

Лучо: Босх. Определенно! Пятьсот лет назад. Но он не знал об этом! И никто не знал. Но он был первым. Почему? Потому что он изображал странных существ в сценах, похожих на сны. Это было очень сюрреалистично, особенно для того времени. Он был гением, впереди своей эпохи. Он делал то, что потом появилось только спустя пять веков. Поэтому я, конечно, соглашусь с Вами: сюрреализм зародился намного раньше.

Екатерина:  А после Босха? Существовал ли сюрреализм до XX века?

Лучо: Некоторые считают, что немного сюрреализма есть в метафизических работах Джорджо де Кирико. Он тоже писал сомнические работы, но это уже разговор о XIX веке…

Если думать о XVII или XVIII веках, сложно найти кого-то, похожего на Босха. Может, только Уильяма Блейка я бы упомянул, но это всё же нечто другое.

Екатерина: Какие еще направления живописи Вы любите?

Лучо: Честно говоря, я слишком ушел в сюрреализм. Мне могут нравиться какие-то другие вещи, но не более, чем нравиться. Я в восторге от сюрреализма, а если быть точным — от фигуративного сюрреализма. Это очень сильная связь, что-то, что я не могу объяснить… Я сюрреалист до мозга костей! (Смеется). Но все же… Я могу сказать, что меня вдохновляет Эдвард Хоппер. Еще мне нравятся некоторые современные художники, например, Марина Абрамович. Но по-настоящему обожаю только сюрреализм.

Екатерина: Можете выделить каких-нибудь художников? 

Лучо: Лучше и не начинать! Список получился бы бесконечным, я обязательно кого-нибудь забуду! Сделать такой список почти невозможно… Но Вы можете посмотреть на художников, которых я называю в своих книгах, например Дино Валлс, Майкл Пирс, Стивен Кенни, Рената Палубинскас, Мадлен фон Форстер, Памела Уилсон, Скотт Хесс, Нейл Мур, Патрисия Уотвуд, Иоланда Рихтер, Родни Вуд, Симона Брамати, Алессандро Булгарини, Илария дель Монте, Сатурно Бутто, Мишель Ожье, Бриджит Марлин, Джереми Липкинг, Ярослав Куковский, Даниелла Монтанари, Арон Вайзенфелд, Александра Манукян, Эли Чапин, Шиньи Азано, Рей Цезарь, Алекс Каневский. Джордж Маршенников, Калеб Браун, Михаэль Борреманс, Гарри Холланд, Мелисса Хартлей, Джон Ханн, Тимоти Каммингс, Фред Эинауди, Роуз Фреймут-Фразьер, Кейтлин Карольчак, Хизер Невэй, Шои Танака, Каролина Вестерхоут и многие, многие другие! И конечно, Алехандро Ходоровски и Франко Баттиато!

Екатерина: Что Вы думаете о будущем сюрреализма?
Лучио Джулиодори, цитата

Лучо: Я думаю, будущее это светлое. Потому что, знаете… Что делают сюрреалисты? Они пытаются писать подсознательное, а мы до сих пор не знаем, что такое подсознание… Когда мы идем спать, мы не знаем, что происходит, где мы оказываемся.

Наука еще не проникла в эту тему. Мы даже точно не знаем, что это значит с научной точки зрения… Но что если в будущем наука однажды приоткроет эти секреты? Сюрреализм и наука будут неразрывно связаны друг с другом, и сюрреализм будет очень полезен в понимании нас самих. Даже сейчас это уже в определенной мере так.

Екатерина: Значит, это искусство будущего? Потому что сейчас большинство людей не понимают этого направления. Вы думаете, наука когда-нибудь обеспечит его понимание?

Лучо: Я не уверен, что можно сказать, что это искусство будущего. Но будет бóльшая связь между наукой и искусством. Может быть, это будет считаться более нормальным, это будет важнее, чем сейчас.

Екатерина:  Кто Ваш любимый художник? 

Лучо: Дино Валлс. Это испанский современный сюрреалист… очень долго рассказывать! В двух словах, он закончил медицинский, он хирург. Он никогда не работал доктором, а после выпуска начал писать. Художник-самоучка и, кроме того, гений. Его картины действительно потрясающие! Обычно он изображает образ пациента (или кого-то, кто его напоминает), как правило — подростка. Эти фигуры, которые он изображает, — андрогинные, и бывает трудно определить их возраст. Он играет с противоположностями: женщина-мужчина, старость-молодость, здоровье-болезнь… Я буду рассказывать об этом завтра на конференции о детстве в сюрреализме, буду рассказывать в том числе про Дино Валлса. Скажем так: люди, которых он пишет — его душа. Он не прибегает к помощи реальных моделей, а использует медитативную технику Карла Густава Юнга, которая называется «активное воображение». С ее помощью персонажи появляются из его подсознания, а потом он их пишет.

В общем, это очень интересный и глубокий художник, в его картинах много цитат из литературы, философии и культуры. Стоит ли говорить, что он для меня в сто раз лучше Дали — совершенно другой уровень, более высокий! Валлсу не нужно доказывать свою оригинальность провокациями. И, что немаловажно, он боле образованный, чем Дали.

Через свои картины он запускает настоящий психологический и философский процесс. То, что он делает — не просто искусство. Он в прямом смысле слова исследует подсознание, это делает его уникальным и действительно потрясающим! Кроме того, он доктор. Поэтому у него есть научный фон, который вкупе с художественным талантом делает его особенной фигурой в мире живописи, очень интересным художником.

Екатерина:  А сами Вы когда-нибудь писали картины? 

Лучо: Знаете, это странно: я думал об этом сегодня, когда готовил речь для конференции. Когда я был маленьким, я рисовал, как и все школьники, а потом оставил это дело. Потом я начал петь и играть на гитаре, я занимался музыкой много лет в подростковом возрасте. Так я начал писать — начал с песен…

Я никогда не занимался живописью всерьез. И даже не хочу. Может быть, я так увлечен искусством потому, что это нечто далекое от меня.

Когда я вижу картины, как у Дино Валлса — они очень детализированные — я боюсь! (Смеется). Это кажется таким недостижимом, это и интригует… Думаю, я никогда не смогу быть художником!

Екатерина: Вы хотите когда-нибудь иметь собственную коллекцию сюрреалистической живописи?

Лучо: Да! Конечно! Первая в моем списке — картина «Химическая свадьба» Мадлен Фон Форстер, которая есть на обложке моей книги «Arte Regia» — сборник эзотерических новелл.

Chemical Wedding
Мадлен фон Форстер, Химическая свадьба

А кстати, знаете, как я начал по-настоящему интересоваться сюрреализмом? Лет десять назад я хотел найти обложки для своих книг и начал выискивать их в интернете. Однажды я наткнулся на сайт сюрреалистической живописи. Так я познакомился со многими художниками и влюбился в их работы. Следующим шагом было начать общаться с ними.

Екатерина: Это сложно — найти художника в интернете и начать с ним общаться?

Лучо: Очень легко!

Екатерина: У всех есть аккаунт в фейсбуке? 

Лучо: Да, и особенно у художников, потому что они раскручиваются. Для них интернет — то, что нужно. Каждый может сразу же увидеть их работы. Это вид искусство, которое проще всего рекламировать. Если я что-то пишу, пишу книгу, я не могу разместить ее в фейсбуке. Ее нужно прочитать, это занимает дни, а может, и месяц… А для художников — ты просто постишь свою работу, и все ее видят. Вот так! Просто супер! (Смеется).

Екатерина:  А что насчет литературы? Расскажите о поэзии в Вашей жизни. 

Лучо: Я начал писать стихи очень давно, когда мне было восемнадцать, девятнадцать, двадцать… Когда пел, мне нужно было писать слова. И мои тексты всегда были немного лирические. Вот так всё и началось. Моя вторая книга называлась «Внутренняя музыка» (“Musica Dentro”) – это сборник песен. которые я написал

Но потом, когда я познакомился впервые с сюрреалистами, это было что-то другое… Что-то более высокое, гораздо более философское, более «алхимическое». Когда я вижу картину, которая мне нравится, я инстинктивно начинаю что-то писать. Это поток подсознания, очень иррациональный процесс, я бы сказал — сюрреалистический! Так я «читаю» картины, понимаю их язык (или это мой язык на самом деле?), расшифровываю загадки, потому что картины полны загадок… Вот так была написана эта книга (пред Лучо — “Spiriti Volano — A Flight of Spirits” («Полет духов»)).

Spiriti Volano, book

Обложка книги — картина австрийского художника Иоланды Рихтер. Она один из моих любимых сюрреалистов. Ее картины очень значимы для меня: когда я увидел их в первый раз, я начал писать. Я обожаю идею диалога между искусствами, например — живопись и поэзия, как в моем случае.

Екатерина:  Вы находите вдохновение только в искусстве? 

Лучо: Искусство и наука. Это самые ключевые вещи, самое ценное, что у меня есть.

Екатерина: Большое спасибо за интересное интервью! Удачи во всех начинаниях!

Лучо: Спасибо!

Сайт Лучо Джулиодори: http://www.luciogiuliodori.net/

Ozon.ru

Читайте также: Интервью с художником Арсением Гусаковским

10 Comments Добавьте свой

  1. Мне кажется, уже настало время забыть сюрреализм, супе реализм, как никто уже не читает Одиссею Гомера. Наверняка должно появиться или уже появилось что-то новое.

    Нравится 1 человек

    1. Новое появляется постоянно, нового невероятно много, оно появляется и забывается или же остается. Но есть вещи, которые не уходят в историю, они в искусстве навсегда. К ним возвращаются снова и снова в течение веков. Сюрреализм — БЕЗУСЛОВНО, одно из таких направлений.

      Нравится 2 людей

  2. Безусловно, я с вами согласен. Но они все больше и больше остаются в прошлом и в какой-то момент к ним возвращаются только специалисты, а вся остальная группа любителей искусства ушла вперед.

    Нравится 1 человек

    1. В корне не согласна. Сейчас сюрреалистов очень много, и Лучо как раз об этом говорит в интервью. К Да Винчи, к Босху, к Рафаэлю (я называю просто разных творцов прошлого, сюрреалист из них — только Босх) возвращаются веками, причем их знают не только специалисты, а каждый школьник. А это лохматый 15-16й и так далее век… Насчет Одиссеи… Чтобы убедиться, что это не так, достаточно зайти в любой книжный и попросить у продавца эту книгу. Он Вам ее покажет в нескольких изданиях. Если бы люди не покупали, то ее бы не издавали. Сама, кстати, читала и «Одиссею», и «Иллиаду», и большинство образованных людей в моем окружении тоже их читали.

      Нравится 2 людей

  3. Прочитав интервью, понял как много узнал для себя в том, что называется сюрреализмом. Безусловно, такие картины и такое видение мира близки мне по духу.

    Этот текст, и весь этот блог, для меня стал источником вдохновения.

    Нравится 1 человек

    1. Спасибо! Я невероятно рада этому! =)

      Нравится 1 человек

  4. Уведомление: « — ArtToday

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s